29.09.2019     0
 

Детки в клетке (окончание)


Детки в клетке (окончание)История из жизниКогда умер Лерин отец, она с мужем и сыновьями вернулась в родительскую квартиру, чтобы мама не была одна. Младший Лерин брат к тому времени как-то нелепо погиб в автокатастрофе, а второй служил военным советником то ли в Индии, то ли в Индонезии и сидел там практически безвылазно – высиживал генеральские погоны. Деньги как-то быстро закончились, и вдова маршала, чтобы “сохранить прежний уровень жизни” продала роскошную двухэтажную дачу в Архангельском, оставив себе “всего-навсего” охотничий домик на полугектарном участке. Домик, правда, был двухэтажный, со всеми удобствами, даже с городским телефоном. Но это все равно рассматривалось, как необходимость “жить в хрущобе”.

   Когда умер Лерин отец, она с мужем и сыновьями вернулась в родительскую квартиру, чтобы мама не была одна. Младший Лерин брат к тому времени как-то нелепо погиб в автокатастрофе, а второй служил военным советником то ли в Индии, то ли в Индонезии и сидел там практически безвылазно – высиживал генеральские погоны. Деньги как-то быстро закончились, и вдова маршала, чтобы “сохранить прежний уровень жизни” продала роскошную двухэтажную дачу в Архангельском, оставив себе “всего-навсего” охотничий домик на полугектарном участке. Домик, правда, был двухэтажный, со всеми удобствами, даже с городским телефоном. Но это все равно рассматривалось, как необходимость “жить в хрущобе”.

А потом умерла и сама маршальша. Буквально наследующий день муж Леры, полковник, ушел из дома иподал на развод. Сама Лера не интересовала его никапельки, тем более, что после перенесеннойтяжелой полостной операции бывшая красавицаздорово похудела и подурнела. Сыновья были ужепрактически взрослыми – девятнадцать ивосемнадцать лет, так что развод состоялсямолниеносно. На квартиру полковник непретендовал – ушел к своей давней любовнице,вдове известного архитектора, которая неиспытывала недостатка ни в квадратных метрах, нив каких бы то ни было материальных благах, затобыла бездетна и неконфликтна.

А потом события начали развиваться по принципу“чем дальше – тем хуже”. Оба сына как-тоодновременно скоропалительно женились и всталвопрос о размене роскошной генеральскойквартиры на две попроще. Поскольку Лера была,мягко говоря, непрактична, за роскошные хоромыудалось получить только трехкомнатную квартирув пятиэтажке без лифта и двухкомнатную – в чутьболее приличном доме, куда переехал младший сын ссупругой. Старший сын остался с матерью,поскольку жену свою знал с рождения и невестканазывала свекровь на “ты” и “тетя Лера”.

Видео: ТИЗЕР Фильма «ДЕТКИ В КЛЕТКЕ» (По рассказу Стивена Кинга)

— Знаешь, я помогала ей переезжать. Леркасохранила большую часть мебели, которая кое-каквлезла в новую квартиру. Там же не комнаты, аклетушки, сама понимаешь. А потом хотела повеситьлюстру, которая у нее в столовой висела.Австрийскую, хрустальную. Так нижняя подвескаоказалась в десяти сантиметрах от пола:потолки-то почти на два метра ниже, чем в прежнейквартире. Лерка села на пол – и ну реветь. И я сней за компанию.

— О чем? – искренне изумилась я.

— Ну, не о люстре же, — туманно отозвалась Лора. –О жизни… и вообще… Какие-то мы с ней неудачливые,все было, и все – как в песок ушло. И дети тоже неочень-то радуют. Тогда тоже всякие заморочки снашими деточками происходили.

Про “заморочки” с Ниной я уже знала. А сыновьяЛеры вроде бы были вполне нормальными ребятами,во всяком случае, без психических заскоков. Затоотличилась супруга старшего, та самая, почтиродственница. Бросив новорожденного сына на мужаи бабушку, уехала за границу вслед за любовником,да так там и осталась навсегда.

Отец-одиночка – это, пока еще, явление у насдостаточно редкое. И желающих соединить своюжизнь с таким уникумом не так уж и много. То естьзамуж – хоть сию минуту. Но вот маленькийребенок… Лучше нового завести, своего. А этогокуда? Так бабушка же есть!

Читайте...
Как долго можно не заниматься сексом?

Так Лера в сорок с небольшим стала“бабушкой-одиночкой”. Сын благополучно женилсявторой раз и перебрался к новой жене. У второгосына все было в порядке и дела матери и брата егоинтересовали крайне мало. Так что Сашенька выросна руках у Леры, которая вплоть до окончанияребеночком школы исправно его воспитывала ипестовала, после чего Сашенька заявил, что бабканадоела ему хуже горькой редьки своим нытьем ипилежкой, что уж лучше он с папой и мачехойпоживет, а бабуля пусть выметается на дачу, всеравно на пенсии – по инвалидности.

Лерина операция даром не прошла, она от нее таки не оправилась окончательно и жила налекарствах, благо доступ в спецбольницу испецполиклиннику у нее остался, а там имедицинское обслуживание и лекарствапрактически бесплатны. Да и инвалидность былооформить куда легче, чем в районной поликлинике.Здоровья это, правда, не прибавило, но избавило отунизительной участи, постигшей большинство еебывших коллег: быть выброшенными изнаучно-исследовательского института на улицу заненадобностью самого института. Действительно: встране перестройка, рыночные отношениявнедряются, все меняется, а эти оригиналы иоригиналки занимаются проблемами античногомира. Да кому они нужны, проблемы-то эти?

В результате Лера оказалась постоянно живущейна даче, фактически брошенной обоими сыновьями иобожаемым внуком. Лора все это, в принципе, знала,но для себя абсолютно никаких выводов не сделала,то есть никак не сопоставляла свое положение сположением стародавней подруги. И вот в одиндалеко не прекрасный день ей позвонил старшийЛерин сын и сообщил, что мама приказала долгожить. Обнаружили это лишь потому, что несколькодней страшно выла собака – Лерина любимица, исоседи забили тревогу. Как выяснилось,сравнительно молодая женщина умерла из-завнезапного сердечного приступа, даже не из-занего самого а из-за того, что потеряла сознание иупала виском на острый угол прикроватнойтумбочки. Нелепо, невероятно, но…

Видео: Дети в клетках (часть 3)

— Умерла практически в нищете, — рыдала в трубкуЛора. – Все отдала детям, сама ходила в каком-тотряпье, в Москву несколько лет носа непоказывала: у нее всегда была аллергия наобщественный транспорт, а собственная машинадавно и безнадежно сломалась. И умерла одна, какпобродяжка какая-то. Двое детей, трое внуков, а –одна… Ужас какой!

— Ужас, — искренне согласилась я. – Но это что,единственный вывод, который ты сделала?

— А какие еще могут быть выводы?

— Только один. Тебе нужно подумать о себе сейчас.Пока ты сравнительно молодая и относительноздоровая.

— А…

— А Вадик скоро вырастет. Так скоро, что тыоглянутся не успеешь. И решит, что бабка емутеперь без надобности.

— Этого не может быть!

— Как видишь, может, причем даже не так, а ещехуже. Ты Вадика с грудного возраста не растила,семнадцать лет жизни ему не отдала.

Видео: ЛОМОВОЙ — «Детки в Клетке»

— Да он и сейчас уже – приходящий внук, — совсхлипом вырвалось у Лоры.

— В каком смысле?

— В прямом. Нинка нашла какого-то мужика, ониснимают квартиру и Вадик живет с ними.

— У Нины проснулись материнские чувства?

— Просто она знает, как я привязана к Вадику. Еекомната по-прежнему заперта и она периодическимне угрожает, что разделит лицевой счет и устроитмне какого-нибудь соседа-алкоголика. Думаешь,сможет?

— Разве ты квартиру не приватизировала на себя?– несказанно изумилась я. – Мы же с тобойговорили…

— Да как-то руки не дошли. И потом я боялась, чтоона оставит Вадика без жилья…

— Каким образом? – устало спросила я. – Наприватизированную квартиру ты могла написатьзавещание, всю ее оставить Вадику, а не толькопрописку.

— Да? Об этом я как-то не подумала. Может, сейчасеще не поздно?

— Может, и не поздно, я не очень в курсе нынешнихквартирных законов. Пойди, выясни все, пока ещеесть время.

— А оно есть?

— Не знаю.

Читайте...
25 фото новогоднего маникюра

Видео: След 1164 серия «Детки в клетке»

Времени, как выяснилось, практически не было.Лора чувствовала себя все хуже и хуже, пыталасьпродать свой антиквариат, собрать деньги налечение. От спецполиклиники она в свое времяотказалась, поскольку рассчитывала на то, что еебудут обслуживать в поликлинике Литфонда, нопосле развода ее оттуда деликатно попросили. Аидти в районную поликлинику… Лора никогда немогла забыть, что она – генеральская дочь, ивсегда считала, что по этой причине отношение кней должно быть особенным.

Деньги в конце концов дала… Нина, узнавшая осостоянии здоровья матери. Не такой уж онаоказалась ведьмой и садисткой, какойпредставляла ее Лора в своих душераздирающихрассказах. Да, немного истерична, да, не всегдаследит за своей речью, может сказать такое, чтохоть стой, хоть падай. Но… мать-то она любила, каквыяснилось.

— Да ей просто дела до меня никогда не было, -рыдала Нина на поминках. – После развода с отцомона все время искала себе “достойного” мужа, этоу нее уже стало манией. Я и Вадика-то с нейоставила только для того, чтобы она занималасьвнуком, а не гонялась за мужиками. Так она нашласебе новое развлечение: переписывалась синостранцами и все время говорила, что как тольконайдет подходящий вариант, только мы ее и видели.Господи, как же я мечтала о том, чтобы она этотвариант нашла! А потом она призналась, чточувствует себя совсем плохо, но в бесплатнуюбольницу ни за что не ляжет. Мы с мужем дали денегна платное обследование, потом на операцию. Онавроде на поправку пошла, а потом вдруг,скоропостижно, во сне… Врачи сказали, что вообщеслишком поздно обратились, у нее рак уже весьорганизм разъел, даже в мозгу метастазы были…

Как Лора терпела неизбежные при таком диагнозеболи – навсегда останется загадкой. Даже со мнойпо телефону она не слишком распространялась оздоровье, в основном, об очередном кандидате вмужья. В последнее время она нашла какого-товдовца-профессора, готового на ней жениться ипрописать в своей квартире. Сложный узелжилищных проблем таким образом развязывался самсобой. Но Лору останавливало не только то, чтосамочувствие все ухудшалось, а то, что…профессор был ниже ее ростом. Это она считалаглавным препятствием: ну, как она сможет“появляться в свете” с таким мужем? Над ней жесмеяться будут!

— Лора, — пыталась урезонить ее я, — в каком свететы собираешься появляться? Все давным-давноизменилось, у тебя даже с твоим профессором денегнаберется только на кофе с пирожным в ресторане.И кто над тобой будет смеяться? Твои знакомые? Гдеони, ты знаешь?

Внятного ответа я так и не услышала.

***

   Завидовать дурно. Это банально, но, увы,справедливо. Могла ли я тогда, в далекие-далекиегоды, даже в другом государстве, представитьсебе, что жизнь сыграет с моими “генералками”такую жестокую шутку? Что роскошные хоромы идачи, меха и бриллианты, антикварные сервизы имебельные гарнитуры растают, как мираж в пустыне?Что “подходящие”, перспективные, надежные мужьяуйдут к другим женщинам, а дети будут слишкомзаняты своими делами, чтобы обращать внимание напроблемы матерей? Что предадут даже внуки?

Конечно, такое случается не только сгенеральскими детьми. Мы вообще живем в оченьжестоком мире. Но мои подруги оказались к немусовершенно неприспособленными: сначала ихнадежно страховали родители и их деньги иположение, потом – мужья, которые, как казалось,никуда не денутся, какие бы номера жены невыкидывали. А когда не стало ни мужей, ниродителей, они не нашли в себе сил выйти запределы той когда-то золотой клетки, где им былотак комфортно и удобно. Хотя золото давным-давнопревратилось во что-то совсем другое, да и клетки,как таковой, уже не осталось.

Оставалось – до последнего вздоха –представление о себе, как о чем-тоисключительном, элитном, достойном тольколучшего. И – лютая зависть ко всем, кто хотькак-то устроился в изменившемся мире.

А завидовать… правильно, дурно.


Поделиться в соцсетях: Похожие


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности